В Москве на особом совещании по противодействию коррупции Владимир Владимирович Путин дал историческую для России рекомендацию:
«Мы делаем ставу на цифровую экономику, это значит, что и специальные службы России должны использовать цифровые технологии борьбы с коррупцией. Антикоррупционная служба «КОБРА» должна стать примером цифрового преследования неприкасаемых, убежденных расхитителей бюджета, начальников с низким чувством социальной ответственности, посредников и подручных «откатных» схем, ставших главной причиной отставания России.
Реформа права, к сожалению, была провалена.
Начнем новую, более технологическую реформу права – цифровое право.


Цифровое право – это когда скорость обнаружения преступника и его изобличения становиться мгновенной. Дыма без огня не бывает. Дым – это гул общественного негодования, мы его обязаны слышать, видеть и фиксировать как юридический факт и основу построения обвинения.
Сегодня преступник защищен презумпцией невиновности. Цифровое право не отрицает  презумпцию невиновности, но позволяет обществу и правоохранительным органам мгновенно знакомиться с наличием признаков низкой социальной ответственности субъекта преступления.
В уголовно-судебном процессе следователь ищет факты и организует их оценку экспертами, криминалистами.
Цифровое право дает дополнительный подход следователю. Нужно исследовать  поведение, выявлять признаки социальной ответственности или безответственности, честного или криминального отношения личности к своим должностным обязанностям, которые и следует взвешивать правосудию.
Цифровое право – это обязательный учет общественного мнения, оценки людей в отношении конкретного подозреваемого.
Многие даже устали от неприкосновенности, их пора посадить, им даже легче станет от этого. Если общество указывает на то, что существует и осуществляет систематическое нарушения прав граждан конкретный неприкасаемый тип, то именно им и нужно срочно заниматься следствию.
Цифровое право поможет России быстро выйти из отставания».


С 2018 года в России будут выносится не десятки, а сотни, тысячи обвинительных приговоров в отношении полицейских, следователей, сотрудников прокуратуры и даже федеральных судей, связанных с коррупцией.
Служители закона берут взятки у тех, кто попал в их руки за реальные или выдуманные преступления. Практика настолько устоявшаяся, что среди взяточников сформировался прайс, по которому можно купить нужный результат на любом этапе расследования.
В современной России коррупция поразила почти все части государственной системы — за взятки судят даже сенаторов и федеральных министров. Но наиболее остро проблема коррупции ощущается в правоохранительной системе, сотрудники которой зачастую рассматривают свою службу как доходный бизнес с клиентами в виде подозреваемых в преступлениях или уже осужденных граждан.

Следствие как незаконный бизнес

ФСБ закрыла уголовное дело замглавы УСБ СКР Александра Ламонова, обвиненного в получении взятки в размере $500 тысяч от криминального авторитета Захария Калашова. Следствие полагало, что Ламонов вместе со своим начальником Михаилом Максименко организовали освобождение из СИЗО соратника Калашова по кличке Итальянец, а полученная взятка стала только первой частью общего платежа в размере пяти миллионов евро.
Сейчас это обвинение с Ламонова снято, но он продолжает оставаться под следствием по аналогичному уголовному делу, но с другой суммой взятки. Уголовное дело Михаила Максименко рассматривается в Мосгорсуде и насчитывает несколько коррупционных эпизодов, один из которых связан с получением взятки за возбуждение уголовного дела в отношении следователей ГСУ СКР по Санкт-Петербургу, обидевших состоятельного бизнесмена.
В середине декабря 2016 года в Санкт-Петербурге арестовали старшего следователя одного из районных управлений МВД Игоря Левченко. Полицейского обвинили в получении 500 тысяч евро за прекращение уголовного дела, связанного с мошенничеством.
Территориальное управление антикоррупционной службы «КОБРА» по Санкт-Петербургу и Ленинградской области выяснили, что в этом деле был  замешан судья одного из местных судов, который после ряда мероприятий стал содействовать правосудию и дал более ценную информацию о размерах взяток среди Петербургских судей. Полученные материалы срочно ушли в Москву и на их основе в отношении судейского корпуса, страдающего взятками, готовятся специальные и публичные мероприятия. 
Незадолго до этого ареста в Москве к девяти годам колонии приговорили бывшего подполковника уголовного розыска Вадима Шавлохова, который за 100 тысяч долларов передал бандиту Аслану Гагиеву собранное на его ОПГ досье, чем помог преступнику скрыться от правосудия.
В Самаре задержали двоих адвокатов, передавших местным силовикам более миллиона рублей за смягчение приговора их подзащитному.
В Москве у адвокатов аппетиты выше на порядок — столичный юрист вместе со своим клиентом вымогали у знакомого им мужчины 30 млн рублей, угрожая, что, в противном случае, он из свидетеля по уголовному делу превратится в обвиняемого. Размер суммы мошенник обосновал тем, что придется дать на лапу неким сотрудникам правоохранительных органов, которые замнут дело. А двое петербургских адвокатов, наоборот, предложили за 1,2 млн рублей превратить подозреваемого в свидетеля, но сами попали под следствие за мошенничество.
Сформировался рынок торговли следствием, прокурорскими функциями, судебными решениями.
Стало печальной традицией, когда многие спрашивают не о позиции защиты, а есть ли у адвоката знакомые в суде или прокуратуре. Потому что взятки дают либо в суде, либо прокурору. Клиенты хотят только связей от адвокатов, подталкивают адвокатов к налаживанию таких связей в суде и прокуратуре. Таких адвокатов называют „ходоками“ или „решальщиками“. Промышляют этим, как правило, бывшие сотрудники правоохранительных органов, у которых остались связи.
За деньги можно не только закрыть уголовное дело или смягчить обвинение, но и начать уголовное преследование неугодного гражданина без законных оснований. В первом случае с вас потребуют от 500 тысяч до одного миллиона долларов, во втором — от одного до двух миллионов долларов.
В отдаленных от столицы регионах цены могут оказаться ниже, так как следователи там менее избалованы. К примеру, на Алтае следователь МВД за 10 тысяч долларов проигнорировал материалы доследственной проверки и отказал в возбуждении уголовного дела.
Клиентка одного питерского адвоката попала под следствие во время рейдерской атаки — злоумышленники предложили 10 тысяч долларов следователю районного отдела полиции, который и возбудил дело по надуманным основаниям.
Пример торговли правом в случае с вором в законе Романом Сычевым, которого обвинили в незаконном хранении оружия и наркотиков, но оправдали в суде, подделав показания задержавших Сычева полицейских. Свобода обошлась вору в законе в 40 млн рублей. Правда, позже приговор был обжалован в вышестоящей инстанции и признан незаконным, однако судья не понес никакого наказания за свое продажное решение.
Цену криминальной услуги по продаже права формирует наглость и фантазия взяточника. В цену закладывается риск потерять место и свободу, поэтому мало не просят.

«Правосудие продано»

Владимирская судья Анна Хохлова в 2010 году согласилась за 600 тысяч рублей смягчить наказание киллеру, убившему сотрудницу одной из московских радиостанций. Получив от адвоката убийцы деньги, судья скинула с 13-летнего срока лишения свободы два с половиной года. А в мае 2010 года Хохлова за 700 тысяч рублей выпустила из-под ареста мошенницу-цыганку, которая тут же сбежала. Ее поймали лишь в 2011 году, когда уже уходившая в отставку судья попыталась заработать еще 600 тысяч рублей на снижении размера наказания другому убийце. Приговор Анне Хохловой вынесли в марте 2017 года.
«Вы бы послушали разговоры в кабинетах и курилках. Один судья озабоченно жалуется, что „сволочь председатель“ не дает ни одного денежного дела, поэтому он уже две недели сидит на мели, — рассказывает бывший судья Дмитрий Новиков. — Другой сетует: как в глаза жене буду смотреть, даже 200 долларов сегодня домой не понесу! Выход — идти к банкомату, снять с карточки копившуюся за ненадобностью несколько месяцев зарплату. Председатель в это же время ворчит, что народ стал жадным, последний посетитель вместо денег бетон предлагал. Хорошо, что стройку затеял, а так зачем ему этот бетон?».
Наибольшим спросом у судей пользуются дела, связанные с мошенничеством и незаконным оборотом наркотиков. У фигурантов этих дел, как правило, водятся деньги, а размер возможного наказания по указанным статьям варьируется от восьми лет колонии до простого штрафа. Не менее часто взятками решаются вопросы и в арбитражных судах — экс судью Московского арбитражного суда Игоря Корогодова обвиняют в получении 70 тысяч долларов от предпринимателя, попытавшегося снять с себя долговые обязательства своей компании.
Причины по которым судей тянет к взяткам на поток  — это неприкосновенность, закрытость и неподконтрольность.

УДО за деньги

Если у фигуранта уголовного дела не хватило денег, чтобы развалить дело или купить приговор, не связанный с лишением свободы, то у него еще есть попытка выйти по УДО — эта услуга продается на прилавках начальников колоний и работников прокуратуры. Цены зависят от регионов, где осужденные отбывают свое наказание, а также от статей, по которым были вынесены приговоры.
Самые дешевые выкупы — из Мордовии и Чувашии, которые составляют ориентировочно 100 тысяч рублей за год. Поэтому малообеспеченные осужденные стремятся попасть в Мордовию или Чувашию, несмотря на то, что там ужасные бытовые условия, сплошной туберкулез, и заключенных, даже женщин, нещадно избивают. В роли посредников выступают местные адвокаты, которые берут за свои услуги недорого. Тверь и Владимир уже подороже — 300 тысяч рублей за год. А вот стоимость выкупа из московского СИЗО „Печатники“, где можно остаться отбывать наказание в хозотряде, составляет 1,2 миллиона рублей за год.



Фабрики по производству неквалифицированных следователей

Особую роль в формировании корпуса следователей-взяточников играют профильные образовательные учреждения.  К нашему удивлению от учащихся Московской академии Следственного комитета России поступила информация, что ее нынешний руководитель прикладывает значительные усилия к тому, что разрушает мотивацию стать честным и квалифицированным следователем у своих подчиненных.
И кто же это?


Багмет Анатолий Михайлович, исполняющий обязанности ректора Академии, генерал-майор юстиции, почетный сотрудник Следственного комитета Российской Федерации, липовый кандидат юридических наук и поддельный доцент.
В 1988 г. назначен помощником прокурора города Навои Бухарской области Узбекской ССР. В 1991 г. переехал в Челябинск, где проходил службу на прокурорских должностях в прокуратуре гор. Челябинска, в 1995-1997 гг. являлся заместителем прокурора Тракторозаводского района, а затем назначен на должность прокурора Центрального района с присвоением досрочно чина младший советник юстиции.
В январе 2000 г. назначен заместителем прокурора Челябинской области и досрочно получил чин советника юстиции, курировал следственное направление работы областной прокуратуры и МВД, где приобрел опыт торговли функциями прокурора.
На прокурорском посту Багмет вел ряд громких дел. В частности, в 2001-2002 годах расследовал дело о коррупции в отношении депутата Государственной Думы Владимира Головлева, чей паевой инвестиционный фонд "Социальная защита населения" был элементом преступной схемы, при помощи которой Головлев с сообщниками сумел заполучить акции приватизируемых челябинских предприятий. Примечательно, что на допросе Головлев заявил, что среди вкладчиков его фонда был прокурор области Анатолий Брагин и Багмет. Следствие по делу не было завершено, поскольку в августе 2002 года Головлев был убит.
В 2004 году в Челябинском государственном университете Багмет защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата юридических наук по теме "Правовые и организационные вопросы обеспечения органами прокуратуры конституционно-правовой ответственности органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления". После этого он получил звание доцента ЧГУ.
Именно из-за звания доцента Багмет оказался в центре скандала три года спустя, когда его собирались перевести на должность руководителя московского управления Следственного комитета при прокуратуре России. Проверка выяснила, что Багмет получил звание доцента ЧГУ незаконно, сфальсифицировав необходимые документы о преподавательской практике, и сама процедура утверждения его в звании проходила с нарушениями. В представленных им документах значилось, что он получил преподавательский стаж в Кастанае (Казахстан), где никогда не жил.
Эти обстоятельства вынудили генерального прокурора РФ Юрия Чайку подписать 10 декабря 2007 года приказ об увольнении Багмета за "нарушение присяги, совершение проступка, порочащего честь прокурорского работника".
Багмет опротестовал это решение в Тверском районном суде города Москвы, и 28 февраля 2008 года суд оправдал его за отсутствием состава преступления и потребовал восстановить Багмета в должности, сославшись на то, что Казахстан в качестве места преподавательской практики Багмету в документах указали не по его вине, и что опыт преподавания он получил в Челябинске.
В апреле 2008 года Багмет подал заявление о выходе на пенсию, однако уже в следующем месяце по приказу главы СКП Александра Бастрыкина занял пост руководителя следственного управления СКП по Москве.
Установлено, что Багмету помогал в продвижении по службе его друг, заместитель директора Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Владимир Каланда.
В августе 2010 г. назначен заместителем руководителя Главного управления криминалистики Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации.  Был изгнан.
Интересно, чему может научить молодых сотрудников фальшивый доцент Багмет, с треском выгнанный из прокуратуры, а затем полностью проваливший всю работу в Москве?
С сентября 2010 г. исполнял обязанности директора Института повышения квалификации Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, а затем – Института повышения квалификации Следственного комитета Российской Федерации.
С июня 2011 г. – директор Института повышения квалификации Следственного комитета Российской Федерации.
В январе 2014 г. возглавил Академию Следственного комитета, созданную на базе Института.   Выдает себя за автора и соавтора 290 научных трудов.
В чем его обвиняют будущие следователи?
Молодые учащиеся Московской академии Следственного комитета Российской Федерации, сталкиваясь с системой, которую организовал, по их мнению «самодур» Багмет, утрачивают желание продолжать учиться в этом учебном заведении, увольняются с разных курсов.  В академии царит атмосфера суеты, нервозности. Ребят не учат и не воспитывают, а постоянно оказывают моральное давление, унижают.  В качестве преподавателей набраны случайные люди с фиктивными учеными степенями и званиями. Профессионалов и интересных людей, у которых было бы чему поучиться, нет.
Например, Заведующая кафедрой Московской академии СК, предоставившая при приеме на работу поддельные диплом доктора наук и аттестат доцента, была приговорена к штрафу. Об этом сообщили в прокуратуре Москвы.
"Мировой судья судебного участка № 77 района Сокол вынес обвинительный приговор по уголовному делу в отношении теперь уже бывшей сотрудницы юридического института Московской академии Следственного комитета РФ 40-летней Людмилы Симанович. Она осуждена за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК РФ ("Использование заведомо подложных документов")", - сообщили в столичной прокуратуре. Женщине назначен штраф в размере 30 тыс. рублей.
Установлено, что в октябре 2016 года Симанович приобрела у неустановленного лица поддельные дипломы кандидата и доктора юридических наук, аттестаты доцента и профессора по специальности "юриспруденция". Женщина представила эти документы при трудоустройстве в Московскую академию СК на должность профессора кафедры гражданско-правовых дисциплин. Впоследствии она была назначена заведующей той же кафедрой.
Свою вину Симанович полностью признала и раскаялась в содеянном. Уголовное дело слушалось в особом порядке.  
Но это только один выявленный случай. Капни прокуратура глубже, и многие набранные в академию жулики от юридических наук были бы изобличены.
Кто спасет будущих следователей от того, что их учат фальшивые ученые и псевдо-педагоги?
Багмет стал фиктивным кандидатом юридических наук, липовым доцентом, непризнанным в юридическом сообществе лицом, которое на фоне кадрового голода попало в Следственный комитет и гадит систему подготовки следователей России. 
Одно дело – быть взяточником-прокурором из провинции, другое дело губить желание у учащейся молодежи получать профессию следователя. Это не допустимо.
Багмет дискредитирует саму идею Следственного комитета России как нужную стране структуру. Не удивительно, что в окружении Президента России давно сформирована аргументированная уголовными делами на сотрудников СК РФ  точка зрения, что пора функцию следствия вернуть прокуратуре. СК себя не оправдал. Взятки берут также как и в других правоохранительных структурах, а молодые кадры поручено готовить лже-кандидатам и фальшь-доцентам.
Багмет начинал помощником прокурора города Навои Бухарской области Узбекистана и традицию узбеков (все продается и покупается) несет с собой на протяжении своей жизни. Как можно узбеку поручить подготовку следственных кадров??? В Москве!!! Его что, видные юристы страны воспитывали и готовили к руководящей работе и подготовке кадров? Это «юридический мусор», который может воспроизводить только себе подобных. Он унижает профессию следователь, разрушает образ Следственного комитета в глазах российского общества. В Челябинск его обратно на тракторные заводы, разваленные и приватизированные при его участии, чтобы восстановил или сел лет на 5 условно.
Кризис кадров Следственного комитета – это низкая квалификация и нечистоплотность самих кадров, проникших посредством давления и административных игр в управление и уродующих подготовку следователей России. 

Дерзкий проезд кортежа выпускников Академии ФСБ по Москве


Громкий скандал с дерзким проездом кортежа выпускников Академии ФСБ по Москве достиг уровня Кремля. Поведение чекистов обсуждалось самим Президентом России Владимиром Владимировичем Путиным, который допустил случай ненормативной лексики в частной беседе по этому вопросу.
Экс-начальник управления по борьбе с международным терроризмом ФСБ России генерал-майор Юрий Сапунов считает, что нужно идти на самые жесткие шаги, чтобы подобных происшествий больше не повторялось.
«Как офицер, я не могу поверить, что выпускники Академии ФСБ могли так себя вести, — сказал Сапунов. — Пока официального комментария от Академии ФСБ не было. Но есть правила, и молодые люди, которые оканчивают специализированные вузы, должны вести себя тактично, ни в коем случае не афишировать себя и свой образ жизни. Я сочувствую их родителям и тем, кто их воспитывал и обучал. Система должна отреагировать соответствующим образом.
Если бы я принимал решения, то я бы исключил их, лишил бы звания и никогда не допустил бы к службе в органах госбезопасности. Разнузданность, безнравственность, безнаказанность — все это привело к такому поведению.
Я знаю лично всех преподавателей академии, и я не думаю, что они этому учили своих студентов, и знаю, как они переживают из-за случившегося. Афишировать и распространять в соцсетях информацию о себе нельзя, ведь пока неизвестно, кто где в итоге будет служить. Есть ограничения, которые обозначены в условиях контракта и службы. Мы же не слышим о том, что выпускник Академии ФБР выкинул что-то подобное».
Главный спрос с академии — с тех, кто учил этих людей и должен был привить им навыки конспирации. Ведь не в первый раз они поехали на этих автомобилях, наверняка они проявляли свой характер еще как-то на протяжении учебы. Также нужно спрашивать с тех, кто этих людей принял в академию. Все новички проходят так называемую психофизиологическую лабораторию (ПФЛ). Это полноценная медкомиссия, где также сдаются психологические тексты и должны выявляться подобные наклонности.
В целом такое поведение — плевок на репутацию органов власти, которая сейчас и так страдает. Но эти люди делают порой очень разную работу.
И реакция генерал-майора ФСБ в отставке Александра Михайлова, который назвал их поступок изменой Родине, совершенно верная. Что с ними дальше будет, пока большой вопрос, но на месте их будущих начальников я бы не хотел видеть их в составе своих подчиненных».
Генерал-майор ФСБ в отставке Александр Михайлов так вспылил, что призвал немедленно уволить всех устроителей автопробега.  Но увольнения не последовало.
Что это? Кризис самого ФСБ или фабрика дураков и самодуров – участников рынка продажи уголовных дел?


Остановить взяточников в следственных подразделениях, прокуратуре, суде



Остановить взяточников в следственных подразделениях, прокуратуре, суде теперь можно будет, в том числе, на основе цифрового права.
Граждане России могут смело информировать все правоохранительные органы России, в том числе и антикоррупционную службу «КОБРА» о любых признаках «дыма» - протестного мнения людей о конкретных взяточниках среди следователей, прокуроров и судей.
Пощады им не будет, так всем нам дал понять Президент России Владимир Владимирович Путин: «Не щадить взяточников».
И мы будем щедры на «цифровой пинок» в адрес любого взяточника-следователя, прокурора, судьи, которые устали от неприкасаемости и нуждаются в реальном сроке тюремного заключения.


Владимир Владимирович Путин:
Отставание – вот главная угроза и вот наш враг. И если не переломим ситуацию, оно будет неизбежно усиливаться.

Но кроме взяточников среди следователей, прокуроров и судей опасность представляют и дураки, низкоквалифицированные кадры, занимающие управленческие должности и разваливающие то дело, которое им поручено от имени Российской Федерации.
 

Начальник оперативного штаба
Антикоррупционной службы «КОБРА»
Советник IV ранга
А.С. Корнеев

(экс-сотрудник КГБ СССР)