Колонтитул: Закон и право

Рубрика: Из зала суда



В Невинномысском городском суде слушается дело по обвинению в «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего». Защитником в процессе выступает корреспондент нашей газеты, правозащитник Александр ГОРШЕНИН. Вот его рассказ.

Тайна, покрытая мраком История, о которой я Вам хочу поведать, произошла  весной  2013 года.

Близкие друзья – жители города Невинномысска - Ренат Уразгильдеев и Сергей Подвигин дружат со школы: вместе учились, вместе гуляли, вместе взрослели. И вместе попали они на скамью подсудимых.

Утром, 4 апреля 2013 года к ребятам пожаловали полицейские. Сергея забрали с работы, а Рената поджидали возле школы, куда он привез сына. Так  парни оказались в отделении полиции. Мужчинам сказали, что в ночь с 2 на 4 марта они находились на Бульваре мира в Невинномысске возле памятника «Вечный огонь», где в этот вечер было совершено преступление – драка со смертельным исходом.

Вспоминает Ренат: «Сначала полицейские были очень вежливы, а потом резко стали  хамить и грубить. Полицейские утверждали, что мы месяц назад кого-то избили, а потом этот кто-то умер.  Я понятия не имел, что меня могут арестовать.  Думал, сейчас разберутся с этим недоразумением, и мы пойдем домой, так как мы ничего противоправного не совершали»   Домой, под домашний арест, Сергей и Ренат вернулись спустя два года. Недоразумение переросло в статью уголовного кодекса – их обвинили в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью невинномысцу Александру Клейну, а также в нанесении побоев его другу Сергею Шевцову.

Что случилось с этими людьми в ночь на 3 марта 2013 года на самом деле – до сих пор доподлинно неизвестно. Искать виновных начали только через неделю, после того, как один из пострадавших, Александр Клейн, не приходя в сознание, умер в больнице, а в социальных сетях появились слухи о, якобы, межнациональной подоплеке драки.

 Штрихи к портрету

- Характеристика на обвиняемого Рената Уразгильдеева (1985 г.р.): имеет высшее образование. Женат, имеет на иждивении двух малолетних детей. С соседями поддерживает ровные отношения, не курит, в употреблении алкоголя и наркотиков не замечен. Коммуникабелен, рассудителен, спокоен. Добрый и отзывчивый человек. Объективности ради, скажем, что он, в 2010 году привлекался к уголовной ответственности за  драку и дважды – к  административной ответственности за нарушение правил дорожного движения.

- Характеристика на обвиняемого Сергея Подвигина С (1986г.р.): ведет здоровый образ жизни, не курит, занимается спортом. Не пьяница и не дебошир. С соседями приветлив, дружелюбен, не конфликтен, отзывчив. Имеет постоянную работу. Не женат. Хобби – рыбалка. К ответственности не привлекался.  

- Характеристика на потерпевшего Сергея Шевцова (1987 г.р.): не работающий, не женат, характеризуется соседями с отрицательной стороны, любитель употребления спиртных напитков. Дважды привлекался к уголовной ответственности за мелкие кражи и многократно – к   административной ответственности за нарушение общественного порядка.

О событиях рассказывает отец Рената: «Эта драка случилась через несколько месяцев после того, как кавказцами был  убит казак Николай Науменко. В интернете начали разжигать межнациональную рознь, в середине апреля планировали провести очередной народный сход. Надо было срочно кого-то найти. Попались наши ребята. Следственный комитет твердил, что у них есть железобетонные доказательства виновности парней».

О событиях рассказывает адвокат обвиняемого Илья Никольский: «Из 17 человек, которые в это время здесь проходили, можно идентифицировать только Уразгильдеева и Подвигина, лица остальных людей разглядеть невозможно. Место, где произошла драка, камеры наблюдения странным образом не захватили. Одно точно знаю, обвиняемые в предполагаемый момент преступления находились в абсолютно другом месте – это   подтверждают записи наружного видеонаблюдения. Мимо места, где лежали двое, проходил очевидец Улановский, по словам которого, Шевцов встал и ушел, а Улановский вызвал для Клейна «скорую». Медики установили у него закрытую черепно – мозговую травму и  алкогольную кому, погрузили в машину и увезли. А вот полиция на место происшествия так и не прибыла».

Комментирует ситуацию почетный адвокат России Виталий

Сороковых: «Потерпевшего Шевцова использовали – предварительно  показали видеозаписи, где обвиняемые находились в кафе, а не на месте преступления. Также показали две их фотографии. Таковые действия следствия категорически запрещены Законом. Они и привели к трагическим для парней последствиям».

Следствию и прокурор не указ?!

В суде, который состоялся в феврале 2014 года, так и не смогли точно установить ни место, ни время, ни мотив преступления. Обвиняемые свою причастность категорически отрицали. Дело трещало по швам. Однако, вместо того, чтобы искать реальных преступников, Сергея Подвигина и Рената Уразгильдеева признали виновными и дали по 10 лет лишения свободы.

Апелляционный краевой суд 19 июня 2014 года отменил приговор и направил дело в прокуратуру для дополнительного расследования.

Прокурор города Невинномысска старший советник юстиции Андрей Васильченко, внимательно изучив дело, 8 сентября 2014 года вынес постановление, вменив в обязанность следствию провести видеотехническую   экспертизу видеозаписей с камер наблюдения. Следствие указание прокурора не выполнило, и воспользовавшись уходом Васильченко в отпуск, направило дело в суд.

Следующий суд в марте 2015 года оправдал Рената и Сергея с правом реабилитации. Парни получили возможность отсудить у государства не только все затраты по найму адвокатов, но и получить компенсацию за годы, проведенные за решеткой.

Однако в игру включился Апелляционный краевой суд – 22 июня 2015 года отменил оправдательный приговор и направил дело в тот же Невинномысский суд для разбирательcтва в ином составе. В отношении обвиняемых была избрана мера пресечения – домашний арест.

Разумеется, поползли среди обывателей слухи о том, что судей подкупили, что в дело вмешались коррупционеры в мундирах и что замешана политика.

Странности поведения Я вступил в процесс в качестве защитника Рената и Сергея в октябре и сразу заметил некоторые насторожившие меня подозрительные детали процесса. Например, взять личность Сергея Шевцова.

По роду своей правозащитной деятельности, я постоянно сталкиваюсь с подобными типажами – наркоманами и алкоголиками, которые за копейку   продадут и мать родную.

Судите сами: Шевцов бросил своего умирающего друга на улице и ушел. Не домой, который находился в ста метрах, не в полицию, не в «скорую», а пошел к приятелю в другой квартал. На похороны друга не явился. И даже по поводу собственного избиения к врачу не обратился.

Однако когда Шевцова спустя две недели направили к судебно-медицинскому эксперту, он наговорил ему целый короб своих недугов: головные боли колюще-режущего характера, тошнота, снижение слуха, боли в шейном отделе позвоночника, повышенная температура…

Врач-эксперт с 34-х летним стажем Павел Бойко поставил диагноз: «синяк на левом колене». И – направил Шевцова к другим специалистам. Но не пошел Шевцов к другим специалистам, напрасно его ждали аж 10 дней.

Он словно скрывался, уезжал из города, но его находили и доставляли в ОМВД.

Психологи подтвердят, что такое нервическое поведение потерпевшего должно иметь очень веские причины, и при расследовании этот факт не должны были игнорировать. Однако именно Шевцову следствие отдает предпочтение, опираясь в обвинении Рената и Сергея именно на его «показания». Нелогично.

 
Не надо химичить

Недавно в ходе судебного заседания под председательством судьи Кистерева я задал следователю Виталию Санжарову ряд вопросов, на которые  он ответил, что из-за давности событий многого «не помнит».     

Особо меня насторожил ответ на вопрос: «Как Вы установили на видеозаписи конкретных лиц – пять человек (Шевцова, Клейна, Уразгильдеева, Подвигина, Улановского) и точность времени их передвижения с точностью до секунды?». Следователь ответил: «По совокупности материалов дела и по показаниям свидетелей».

По моему мнению, это чистый вымысел, попахивающий фальсификацией. И я этот эпизод доказываю в суде, имея на руках доказательства. Ну, скажите, как следователь Санжаров мог опознать на видеозаписи лица Шевцова, Клейна, Подвигина, Уразгельдиева и Улановского, если в промежуток времени с 24 часов до 1 часу ночи, когда предположительно было совершено преступление, в кадрах мелькают силуэты 17 человек? Без специальной аппаратуры и знаний эксперта установить истину невозможно. Поэтому экспертиза в интересах суда, следствия и обвиняемых должна быть обязательно назначена и проведена.

В статье «Первая пятилетка Бастрыкина» депутат Госдумы А. Хинштейн озвучил нововведения российского следствия: если раньше для того, чтобы доказать факт преступления, требовались прямые улики, то теперь достаточно лишь одних показаний свидетелей. Нечто подобное практиковал когда-то прокурор СССР Вышинский, один из организаторов сталинских репрессий.
 

Александр Горшенин,

Правозащитник,

Ставрополь-Невинномысск

«28» ноября 2015 год